environments.aq

Портал окружающей среды Антарктики

Интродукция неместных видов в Антарктику

IS Non Native RU

Сводная информация

Версия: 1.0

Опубликовано: 03/04/2014 GMT

Рассмотрено: 18/08/2014 GMT

Авторы

Jana Newman*, Bernard W.T. Coetzee**, Steven L. Chown**, Aleks Terauds***, Ewan McIvor***

* Antarctica New Zealand, Private Bag 4745, Christchurch, New Zealand. j.newman@antarcticanz.govt.nz
** School of Biological Sciences, Monash University, Victoria 3800, Australia.
*** Australian Antarctic Division, Channel Highway, Kingston, Tasmania, Australia.

Резюме

Биоразнообразие Антарктики и присущие ей ценности подвергаются риску в связи с интродукцией неместных видов, главным образом из-за деятельности человека. Неместные виды, или виды, которые живут за пределами своего естественного ареала, могут распространяться межрегионально (извне Антарктики и связанных с ней и зависимых от нее экосистем) или внутрирегионально (в пределах Антарктики и связанных с ней и зависимых от нее экосистем). Исследования показывают, что неместные виды в Антарктике могут оказывать значительное экологическое финансовое и необратимое воздействие на экосистемы и биоразнообразие Антарктики. Исследования также показывают, что риск укоренения неместных видов с большой вероятностью будет увеличиваться по мере потепления климата. Принимая во внимание усиление воздействия на экосистемы Антарктики со стороны неместных видов, решение проблемы интродукции неместных видов является одним из наивысших приоритетов Комитета по охране окружающей средств (КООС). КООС признал необходимость продолжения исследования воздействий неместных видов и принятия мер для снижения их интродукции и распространения.


Резюме

Люди широк распространили организмы по всей земле (многие непреднамеренно) посредством коммерции, исследовательской деятельности и путешествий. Некоторые из этих организмов изменчивы, и они могут приспосабливаться и выживать в новой среде. В глобальном масштабе это перемещение людьми организмов в районы, находящиеся за пределами их естественных ареалов (в таких случаях их часто называют неместными видами), обусловило значительные изменения структуры и функционирования экосистем, сокращение биоразнообразия и негативные экономические воздействия (1).

Антарктика, а также связанные с ней и зависимые от нее экосистемы испытывают возрастающее воздействие в результате непреднамеренной интродукции неместных видов (2-7). Активизация деятельности человека в этом в регионе повышает вероятность попадания и укоренения неместных видов (2). Активизация деятельности человека в Антарктике повышает вероятность попадания и укоренения неместных видов в биогеографических регионах за пределами их естественных ареалов (2, 3, 5). Это, в свою очередь, может увеличить вероятность изменения обособленных биогеографических регионов в Антарктике.

Существуют доказательства того, что в Антарктику в значительных количествах непреднамеренно заносятся в основном наземные и некоторые морские неместные виды (2-6). Семена и почва перемещаются с одеждой и личными вещами, а организмы также перемещаются во время судоходства, строительства и общей логистической деятельности (2-6). Известно, что некоторые из этих неместных видов укоренились, некоторые успешно выживают в течение многих лет, а некоторые расширили свой ареал и стали инвазивными (5, 8, 9). Опыт, накопленный в других регионах мира и сопоставимых условиях в Арктике и субантарктической зоне, показывает, что инвазивные виды в Антарктике могут оказывать существенное экологическое, финансовое и необратимое воздействие на антарктические экосистемы (1, 7, 10). В субантарктической зоне неместные виды пасущихся позвоночных и растений изменили местные сообщества растений, неместные грызуны и кошки сильно уменьшили численность популяций птиц, а неместные насекомые изменили круговорот питательных веществ и снизили численность насекомых местных видов (3, 7).

Воздействия, явившиеся результатом интродукции неместных видов в Антарктику и перемещения местных антарктических видов в пределах Антарктики, вероятно, усиливаются изменением климата (2). В некоторых частях Антарктики климат резко меняется, повышая вероятность укоренения неместных видов (4, 10). Оценка рисков в связи с укоренением неместных видов в Антарктике, выполненная в масштабах континента, показала значительное увеличение вероятности укоренения в ключевых местах в будущем (2, см. рисунок 1).

Протокол по охране окружающей среды к Договору по Антарктике (Протокол) нацелен на комплексную охрану окружающей среды Антарктики, а также зависимых от нее и связанных с ней экосистем. Это включает запрет намеренной интродукции неместных видов в зоне действия Договора об Антарктике, кроме разрешенных случаев (разрешение может быть выдано только в предусмотренных обстоятельствах).

В 2011 г., после нескольких лет разработки в КООС, Стороны Договора об Антарктике признали, что интродукция неместных видов в антарктический регион, включая перемещение видов между участками внутри региона, представляет серьезную опасность для биоразнообразия Антарктики и присущих ей ценностей. Посредством Резолюции 6 (2011 г.) XXXIV Консультативное совещание по Договору об Антарктике (КСДА) также приняло Руководство по неместным видам, включая рекомендации и ресурсы, призванные помочь Сторонам достичь следующей согласованной цели для дальнейшей работы над этим вопросом:

Сохранить биоразнообразие и внутренние ценности Антарктики путем предотвращения непреднамеренной интродукции в антарктический регион видов, не являющихся местными для данного региона, а также миграции видов из одной биогеографической зоны Антарктики в какую-либо другую(Руководство по неместным видам).

Снижение риска перемещения видов между участками в Антарктике в последнее время является центральной задачей в работе по управлению рисками в связи с неместными видами. В 2012 г. КООС XV одобрил выделение 15 различных биогеографических районов сохранения Антарктики (11). Определение границ этих биологически различных районов содействует управлению рисками, связанными перемещением неместных видов между районами в пределах Антарктики.

Усиленное воздействие на антарктические системы в связи с изменением климата и расширением деятельности человека может повысить риск интродукции неместных видов и расширение их реала (3, 5, 11, 12). Поэтому неотъемлемой частью охраны Антарктики и связанных с ней экосистем является продолжение исследования воздействий неместных видов и широкое применение мер для снижения их интродукции и распространения, а также ответная реакция на интродукцию.

Chown et al. 2012 risk index figure

Рисунок 1. Относительный риск укоренения чужеродных сосудистых растений в Антарктике. Непосещаемым и свободным ото льда районам отводится незначительная величина риска, так как риск укоренения видов незначительный ввиду отсутствия высадки посетителей. Врезки детально показывают индексы риска для Антарктического полуострова и западной части моря Росса соответственно. Свободные ото льда районы обозначены темно-серым цветом, континентальные районы — светло-серым, а шельфовый лед или языки — голубым. Источник информации: Chown et al. 2012 PNAS 109, 4938-4943.


Основные события

1964 г.:

III КСДА принимает Согласованные Меры по сохранению флоры и фауны Антарктики (Согласованные Меры). Они включают запрет на «ввоз в район действия Договора любых животных или растений, не свойственных этому району [неместных], за исключением ввоза по разрешению» и требование о том, что «любое правительство-участник обязуется обеспечить принятие необходимых мер предосторожности во избежание случайного занесения паразитов и болезней в район действия Договора».

1991 г.:

Протокол принят (он вступает в силу в 1998 г.). Посредством Протокола «Стороны берут на себя ответственность за всеобъемлющую охрану окружающей среды Антарктики и зависящих от нее и связанных с ней экосистем». Приложение II к Протоколу (Сохранение антарктической фауны и флоры) вбирает в себя некоторые положения Согласованных мер 1964 г., включая запрет внедрения неместных видов в район действия Договора об Антарктике (Статья 4).

1998 г.:

Chown, Gremmen и Gaston публикуют работу (13), в который показано, что количество посещений объясняют различие в численности неместных видов в Антарктике, а также в связанных с ней и зависимых от нее экосистемах».

2000 г.:

Convey et al. публикуют документ (14), признавая  риск внутрирайонных перемещений в Антарктике.

2001 г.:

Chown et al. (15) показывают, что природоохранная ценность некоторых субантарктических островов была нарушена инвазивными видами.

2003 г.:

Lewis et al. (16) исследовали суда, используемые для поддержки научной и туристической деятельности в Антарктике, и показывают, что неместные морские виды могли быть завезены на корпусах этих судов.

2004 г.:

Lewis, Riddle и Hewitt (17) сообщают, что многие морские неместные виды, которые могут быть связаны с антарктическими судами, являются видами с инвазивной историей. В том же документе содержится предупреждение о том, что изменения компонентов составов против обрастания корпуса может повысить риск попадания в Антарктику морских неместных видов.

2005 г.:

Frenot et al. (3) публикуют обзор по теме: «Биологические вторжения в Антарктике: степень, воздействия и последствия», а также сообщают, что «чужеродные микробы, грибы, растения и животные присутствуют на большинстве субантарктических островов и в некоторых частях антарктического континента».

В ДокладеСКАР на СКДА подчеркивается, что неместные виды являются значительным фактором риска для биоразообразия в Антарктике.

Whinam, Chilcott и Bergstrom (18) публикуют работу, в которой сообщается о том, что ученые, участвующие в национальных антарктических программах потенциально могут выступать в качестве векторов для интродукции неместных видов в Антарктику.

2006 г.:

XXIX КСДА принимает Практическое руководство по замене балластных вод в районе действия Договора об Антарктике посредством Резолюtции 3 (2006 г.).

В Новой Зеландии (19) проводится семинар по карантину и неместным видам. КООС одобряет все рекомендации семинара, включая то, что «вопросу о неместных видах должен быть установлен высочайший приоритет в соответствии с высокими экологическими стандартами, указанными в Протоколе; «подход абсолютной нетерпимости» и то, что необходимо разработать набор исчерпывающих и унифицированных указаний/процедур, направленных на всех операторов, работающих в Антарктике, на основе подхода «Предотвращение, наблюдение, реакция».

2007 г.:

На КООС X СКАР представляет документ КСДА XXX/IP37, в котором сообщается, что обрастание корпуса является источником попадания морских организмов в Антарктику; также было отмечено, что недавние исследования (20) показали, что обрастание корпуса является важным вектором интродукции неместных видов.

2008 г.:

КООС принимает пятилетний план работы, который определяет вопрос неместных видов в качестве первостепенного пункта.

КООС и СКАР призывают Участников использовать Базу о биоразнообразии в качестве центральной базы данных по чужеродным видами в Антарктике.

2009 г.:

По просьбе КООС Секретариат Договора об Антарктике представляет документ КСДА XXXII/SP11: тематическое резюме проблемы неместных видов в Антарктике.      

2011 г.:

В документе КСДА XXXIV/WP04 межсессионная контактная группа КООС сообщает о завершении работы над руководством по практическим указаниям и ресурсам для содействия Сторонам в  сохранении биоразнообразия Антарктики и присущих ей ценностей путем предотвращения интродукции антарктический регион неместных видов и перемещения видов в пределах Антарктики из одной биогеографической зоны в другую. Данное Руководство по неместным видам сводит растущее число указаний и ресурсов, разработанных различными организациями за последние годы в едином центре.

XXXIV КСДА принимает Резолюцию 6 (2011 г.) о неместных видах, в которой рекомендует Сторонам распространить и поощрять, при необходимости, использование Руководства по неместным видам и призывает КООМ продолжныть его разработку.

2012 г.:

На заседании КООС XV СКАР представляет документ КСДА XXXV/WP05, сообщая о результатах оценки риска (2) в масштабах континента в отношении укоренения неместных видов сосудистых растений в Антарктике. В оценке содержится вывод о том, что (i) наивысшему риску подвергается западное побережье Антарктического полуострова и острова неподалеку от побережья полуострова и (ii) к 2100 г. риск закрепления неместных видов по-прежнему будет наибольшим в районе Антарктического полуострова, однако в результате климатических изменений значительно возрастет и в прибрежных, свободных ото льда районах к западу от шельфового ледника Амери и в меньшей степени в районе моря Росса.

КООС постановил:

  • использовать этот анализ для дальнейшей разработки стратегий по снижению рисков, связанных с наземными неместными видами;
  • разработать стратегию наблюдения для районов, подвергающихся высокому риску укоренения неместных видов;
  • уделить дополнительное внимание рискам, связанным с внутриантарктическому перемещению пропагул.

В своем документе СКАР информирует КООС XV о том, что средняя семенная нагрузка во время Международного полярного года (МПГ) в период с 2007 по 2009 г. составляла 9,5 семени на человека (для людей, везущих семена). В течение первого летнего сезона МПГ в Антарктику, возможно, попало 70 000 семян, которые были завезены учеными, персоналом, обеспечивающим научную и туристическую деятельность, который имеет большую нагрузку, чем туристы (2).

Terauds et al. (11) публикуют анализ оптимально доступных данных о биоразнообразии, который впервые позволяет определить границы 15 биологически различных, свободных ото льда районов Антарктики.  Австралия, Новая Зеландия и СКАР представляют доклад на КООС XV об этих Защищаемых биогеографических районах Антарктики (ЗБРА); КСДА XXXV/WP23rev.1).  Следую рекомендации КООС XV, КСДА XXXV принимает Резолюцию 6 (2012 г.),  в которой одобряет использование системы Биогеографических районов сохранения Антарктики в качестве инструмента для управления рисками, связанными с неместными видами.

В Докладе СКАР на КСДА подчеркивается, что биологическое вторжение в Антарктику уже произошло, и обсуждаются последствия и предстоящие задачи.